Выживание и жизнь: различия очевидны.

Отсылки на концепции все той же Франсуазы Дольто и еще Эрика Эриксона немножко.

-Развитие человеческого существа – процесс поэтапный, происходящий неравномерно и сразу во все стороны. Физическое развитие невозможно отделить от психического, они происходят в связи одно с другим. И если уж так всерьез говорить, то формирование человеческой личности начинается… ну да, до зачатия. Оно начинается с подготовки организма к зачатию. Двух, простите, организмов. И заканчивается оно года в двадцать четыре этого самого рожденного и выросшего существа. Самое мощное, самое значимое влияние человек встречает в более ранних возрастах. Это не значит, что на ранних этапах развития волшебным образом сосредоточены события и ситуации, влияющие на развитие и становление личности наиболее мощно. Это значит, что любая ерунда влияет на формирование и развитие растущего человека так, что только держись. Особенно если она не разово произошла, а является частью привычных жизненных обстоятельств.
Ничего нового, пока что открываем Америку через форточку. Сейчас скажу еще одну не новость и перейдем уже к новостям.
Живое существо живет в мире до тех пор, пока в состоянии этому миру доверять. В случае, если живое существо не может доверять условиям, в которых оно находится, оно не живет. Это верно для всех живых существ — кроме тех, кто непосредственно общается с видом homo sapiens, который умеет выживать в условиях недоверия миру. То есть, недавно научился. До этого, как и любое другое животное, молодой (новый, немного живущий) человек, попав в ситуацию, пережив которую он не мог больше доверять жизни, в попытках осознать этот факт своей биографии сжигал все, как раньше говорили, «душевные силы» (а на самом деле запас незаменимых аминокислот, являющихся горючим как для психических процессов, так и для иммунитета) – и следовал путем всех зверей: под грунт.

Родительство, в отличие от инстинктивного материнства, на самом деле, очень молодой социальный институт. Где-то пробегала ссылка на работу «Психоистория», автор Ллойд Демоз – не поленитесь посмотреть ее. Это, конечно, не просто жесть, а жесть в квадрате – но для понимания темы она важна. Вот ссылка, спасибо Пиеретте: http://shulenina.narod.ru/Polit/Demoz/psihoistoria/contents.html

Осознанное родительство возможно, если говорить серьезно, только в тех условиях жизни пары, в которых вложения в хрупкое растущее существо во-первых, посильны для обоих взрослых, произведших его на свет, во-вторых, оправданы, простите мой цинизм, экономически. До 30 годов 20 века это было не так даже в обеспеченных социальных слоях. Действительно, если можно вбить в здоровье одного ребенка благосостояние всей семьи и не получить на выходе ничего похожего на результат – то проще родить шестерых и воспитывать их по остаточному принципу, кто-то да окажется «удачным».
Да, женщину при этом тоже можно «истратить» — но это не последняя женщина для данного мужчины. Ну во вяском случае, с шансами не последняя.
Да, нервы, да переживания – но жизнь, оказавшуюся под угрозой в результате болезни, спасать гарантированно (хотя бы в 8 случаях из 10) научились совсем недавно. Поэтому предпочитали не переживать и отпустить (хотя и со слезами) тех, кто не мог жить и угасал – как правило из-за того (и до сих пор этот механизм работает), что не мог доверять жизни. Бесконечные «чахотки» и прочие легочные заболевания молодых людей и детей уже осознанного возраста, стремительные воспалительные процессы, в неделю сжигающие взрослых мужчин и маленьких, едва пошедших своими ножками, малышей, выглядевших вполне здоровыми… Это еще в начала 20 века было вполне нормой. А уж про век 18 и говорить не приходится.

Но – вот и новости – ситуация значимо изменилась после того, как во время второй мировой войны получили широкое распространение надежные средства, которые способны были гасить воспалительные процессы, приводящие, как правило, к смертельному исходу для заболевшего.

Итак, человек кончается там, где он задает себе вопрос: как я буду жить в этом мире, если я не могу ему доверять, если я не в состоянии этого делать. Повторяю: до периода антибиотиков этот вопрос решался чисто технически. Любой попутный микроб, в общем, был вполне решением. Еще в конце восемнадцатого — начале девятнадцатого века смертность маленьких детей и молодых людей была ещё такой, что ребенок не оценивался как что-то значимое до тех пор, пока он не достигал возраста двенадцати лет. И молодая мать тоже.То есть как бы ни носились окружающие с будущей мамой и как бы ни ждали появления младенца на свет — после того, как младенец появлялся, и к нему, и к матери интерес терялся сразу и достаточно надолго, пока мать снова не получала физическую возможность выходить в свет, общаться в социуме… Почему? Потому что именно в этот период любой момент, разрушающий доверие существа к миру, ослаблял иммунитет — и, в общем, вопрос был закрыт. То есть, потерять роженицу и новорожденного семья могла в любой момент. По причине жесткости жизни и грубости представлений о ней.

К середине девятнадцатого века, когда — по крайней мере, в некоторых социальных слоях — вопросы гигиены уже получили достаточно большое значение, и вышибить человеческое существо из жизни пролетной бациллой стало не так легко, хитрый адаптивный механизм придумал новый финт. В условиях, которым ребенок не мог доверять, он просто отказывался развиваться. Если вы посмотрите мемуарную литературу тех времен, вы увидите очень большое количество вскользь упоминаний о детях, которые не развились, как надо. «Больной», «бедненький», «юродивый», «блаженненький», «он у нас вот такой» — «с этим надо считаться». С этим считались, потому что заставить выжить уже могли, заставить развиваться — еще нет. Ну не развивается человеческая личность в условиях, непригодных для этого — что вы хотите, то с этим и делайте. Отставание в развитии – физическом и психическом – и посейчас наблюдается у малышей, в раннем возрасте оказавшихся покинутыми матерью.

Двадцатый век подарил технические инструменты, позволявшие родителю и воспитателю развивать ребенка осознанно. Я могу назвать полтора десятка имен создателей этих инструментов. Вы, в принципе, сами их можете найти… Один из столпов — в общем, опорных — этого периода — это Лев Выготский. Если вы почитаете его лекции, вы найдете все то, о чем я вам тут заикаюсь, более внятно и подробно. Но адаптивный процесс обманывать – задача не из легких. Личность ребенка, поставленная в эти условия – искусственное развитие в произвольно заданном взрослыми направлении – так же страдает от интеллектуальной перегрузки, от необходимости решать задачи не по возрасту, как и покинутый матерью грудной младенец. И физически человеческое существо точно так же в опасности в этих условиях, как и покинутый малыш или малыш, находящийся при матери, которая сама не в безопасности. Это те дети первой мировой, гражданской и второй мировой, которые были слишком умны и талантливы, чтобы выжить в этих условиях. Поэтому сгорали быстро. Это те «маленькие ангелы» середины 19 века, о которых плакали и сверстники, и воспитатели в закрытых колледжах Англии и в частных школах и лицеях России.

В тот момент, когда, после изобретения антибиотиков, вопрос решился технически, сама постановка вопроса изменилась: любой момент недоверия среде в раннем возрасте, который череповат фатальным снижением иммунитета … ну да, ребенок заболел, ребенок не справляется, но это же не страшно. Приглашается врач, назначаются антибиотики — и ребенок опять здоров: хочешь, не хочешь — живи, дорогой, развивайся.

Только, такая вот фигня — это уже не жизнь. Социум в лице семьи, воспитателя и приглашенных специалистов спасает и формирует социальный такой шуруп или гайку, которые можно применить, исходя из своих (а не спасенного и воспитанного человека) интересов. И это — выживание в социально приемлемых условиях.Чем меньше стоит этот шуруп в содержании, тем он лучше. Для социума, ахха… не для себя никак. Потому что на кой такая жизнь не вполне понятно. И не надо пожалуйста сюда совать "общечеловеческие" или "христианские" ценности и любые пивные пробки на гроб того, что могло бы быть человеком, а умерло потому, что было превращено в социальную пыль пренебрежением к основным потребностям..
Жизнь — это немного другое. Жизнь — это самореализация (между прочим, одна из потребностей), получение Признания и чувство Любви к близким и Принадлежности к своему кругу, уверенность в Безопасности (доверие к миру) и физиологическое благополучие (сыт, здоров, выспался, облизан-обцелован).

http://knjazna.livejournal.com/272258.html

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

...