Про египетского лингвиста.

Во время отдыха в Шарме в один из полудней, устав от прожарки тушки под жарким египетским солнцем, я решил сходить на базар. Что такое восточный базар, объяснять никому не надо — шум, гам, кричащие бегающие дети, орущие ослики и т. п. Пробившишсь сквозь ряды египетских работников Сельпо, орущих и нагло требующих купить у них оригинальный жезл Хеопса с большой скидкой на основании нашей общей родины ("земляк, захади") или родства ("брат!!!"), я вышел к цели — фруктовым рядам.

Нашел мандарины и стал отбирать (пригодился опыт закупки картошки в советских плодоовощных магазинах "Дары Полесья"). Надо заметить, что мандарины в Египте отменные, но продают каждый из них прямо с куском ветки, на которой они созревали, сантиметров этак 50 длинной. Платить лишний тенге за этот мусор не хотелось, поэтому со словами "это — херня" я откладывал подобные образцы в сторону, а брал лишь нормальные — "безветочные".

По лицу торговца — безстрашного бедуина Сахары — явно пробегали следы напряженной мозговой деятельности. По его комментариям "дарагой, бери фрюкт, хароший фрюкт" я догадывался, что зачаточным русским он владеет, но вот что конкретно я говорю о фруктах, он не знает. Наконец, дождавшись моего очередного надругательства над его "хворостатым мандарином", и последовавшим комментарием "херня" он, схватив "хвостатика" произнес:

— Дарагой, нет, ты сматри ещо раз! Это — атменная херня, лючьший херня на базаре. Такой хароший херня…. Бери, не пажалешь!

За мандарины я расплачивался, уже корчась в конвульсиях.

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

...