Забавная история из жизни

Есть у меня один приятель по кличке Фен. Как ему досталось подобное изощренное прозвище, уже никто и не помнит. Ну, Фен и Фен — далеко, между прочим, не худшее обозвание для порядочного человека. Человек по имени Фен ничем, по-моему, не хуже, чем танк по имени Т-72 "Рогатка".

Фен издревле был знаменит крайне творческим отношением к жизни. Творчество перло из него, как фарш из электрмясорубки — это было так же противно и, увы, так же неизбежно. Например (продолжая кулинарную тему — видимо, плохо я позавтракал сегодня), Фен мог сообщить о плохо прожаренном куске мяса: "Он тепл, но в глубине души его царит холод".

(далее)Нет, без шуток, он так изъяснялся по любому поводу. Правда, это выходило иногда ему боком: например, когда Фен напивался в абсолютное, прямо-таки галактическое говно, и садился в такси, он начинал разговаривать с таксистом. Все бы хорошо, но язык, на котором он начинал разговаривать с таксистом, был нам неизвестен. Думаю, филологи дорого бы дали за возможность изучить этот язык, который мы назвали "языком таксистов". Словарь этого языка невозможно составить, потому что в этом языке
отсутствует система. Слова в нем не лишены смысла (потому что Фен, говоря, настольку увлекается неведомым нам сюжетом, что иногда, того и гляди, чуть не выпрыгивает на дорогу, отчаянно жестикулируя) но, похоже, никогда не повторяются и, следовательно, угадать этот смысл невозможно.

Словоблудие Фена в такси невозможно было остановить; с самоотверженностью римских легионов слова загадочной речи перли и перли из его глотки. Ни просьбы, ни мольбы, ни угрозы, ни сокрушительные удары не могли заставить Фена умолкнуть.

Такси стартует со светофора, и вместо радио (пусть даже "Шансон"!) мы слышим: "Гыбрыхым пердык, кирды? Мыкирххххххххм, ааааааабророр!!!" и т.п. Все это, повторюсь, сопровождается отчаянными жестами, а слюна Фена брызжет, как из брандсбойта. Не очень приятно, если честно.

Однажды случилась катастрофа. Фен пил без нас. И — без нас же – поймал такси. Как он дошел до дороги, до сих пор остается загадкой похлеще летающих тарелок. Он смог сделать это; он смог поднять руку. Он даже смог нагнуться к таксисту и не сокрушиться на асфальт. Но, увы, свой домашний адрес он начал говорить на языке таксистов.

Как позже рассказывал сам Фен, — он совершенно четко попросил привезти его на Таганку. Поэтому почему он проснулся утром у подъезда в районе станции московского метро "Преображенская Площадь", он понять не мог. Волшебным образом при нем остались все деньги, одежда и мобильник, так что он смог позвонить нам и попросить его забрать. Забрали. С тех пор он пьет куда меньше.

Но самое интересное случилось через где-то полгода, когда у другого моего приятеля сломался его прекрасный автомобиль на Проспекте Мира. Он поднял руку, надеясь остановить добрую душу, которая помогла бы ему добраться до работы. Добрая душа остановилась, а чтобы скрасить поездку по пробкам, рассказала такую историю:

— Представляешь, еду как-то по Покровке ночью. Тормозит меня мужик. Вроде одет прилично. Опускаю стекло, он мордой засовывается, пьяный в жопу. И начинает говорить чего-то, на хуй знает каком языке, на абланском, может (клянусь, так и сказал!)? Ну я вижу, что он вообще не вдупляет. Иностранец какой-то. Ну я ему как-то жестами говорю — давай я поеду, а ты показывать будешь. Посадил его, в общем. Потом атлас дал — покажи, говорю, где живешь. А он как начал мне че-то на своем гнать! Видать, какую-то историю печальную. Жена, может, ушла, думаю, или на бабки кинули в России иностранца, хуй его знает! Жалко стало его. Кое-как довез, куда он попросил, — на Преображенке где-то, — а денег не
взял. Я отъезжал — смотрю, стоит грустный такой, оглядывается, чуть не плачет… Вот страна у нас — доводит иностранцев…

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

...