Про мадеру и бизнес

Был у меня в университете приятель с дивным библейским именем Эдуард Авраамов. Готовился стать психиатром, неплохо играл на гитаре и вообщем был хорошим парнем. Как и большинство из нас, приехал он в Питер с периферии, а именно из Махачкалы. В 94 году, если кто помнит, время было тяжелое. Жрать было нечего, степендию обычно удавалось потратить не довезя до дома, в ближайшем ларьке. Народ зарабатывал как мог. Я , например, брал ночные дежурства санитаром в оперблоке, мой друг Славка по ночам работал в ларьке, а вот Эдик решил выступить масштабно.

Встречаю его как то после патанатомии на «пятаке» — это место сбора всей студенческой тусовки на площадочке между столовой и акушерским корпусом, глаза горят , язык заплетается, волосы – дыбом.

— Матрос, надо бизнес делать! Есть схемка одна хитрая!

— Проститутом не пойду. У меня принципы!

— Дурак ты, тема верная! Короче мой дагестанский дядя Мухамед на день рожденья мне подарил камаз Мадеры. Целый камаз, понимаешь? Так вот, его надо куда-нибудь быстренько разгрузить и продать! Мне партнер нужен, сам не управлюсь. Продавать лучше в розницу, мелкими партиями чтоб бандиты не наехали ну и подороже получится!

Я раньше бизнесом никогда не занимался, но перспектива создания Вино-водочного холдинга , а в последствии Мадерной Империи меня увлекла не на шутку. Сразу же представилась следующая картина : огромное здание с затемненными окнами с надписью «Гинекологическая клиника Матроса Кошки», в этом здании я оперирую своих пациенток со всего мира. Туда стоят в очередь как дамы в норковых шубах , так и простые крестьянки. А на первом этаже продают Мадеру. Деньги с пациенток брать не обязательно – все деньги приносит мадера…

— Когда фура приходит ?

— Через час.

Пыхтя дымом, камаз с махачкалинскими номерами и шофером-моджахедом медленно сдавал назад к дверям общаги. Мадера предстала не в старинных бутылках , запечатанных сургучом, не в дубовых бочках , а … трехлитровых банках, ну знаете к которых огурцы продают, с ржавой жестяной крышкой. На этикетке было изображено солнышко и еще какая то хрень. Этикетка гласила : «Мадера. ОАО Махачкалинский Винзавод» Так выглядело наше светлое будущее.

Разгружать камазы в принципе, занятие монотонное. Но когда разгружаешь практически слитки с золотом – это совсем другое дело. Управились быстро. Так как Эдик жил в общаге, а я с бабушкой и сестрой в коммуналке, то решили все выгрузить к Эдику. Комната у него была хоть и большая, но мадера заполнила собой 95% процентов помещения.

Картина получилась пугающая : открываешь дверь в комнату – Мадера!!! Между ящиками с мадерой было оборудовано некое гнездо , где собирался гнездиться Эдик. Лежит Эдик в этом алкогольном гнезде , читает книжку «Клиническая психиатрия и токсикология», а денюжки — капают! Бла-го-дать!

После разгрузки планировалась торжественная дегустация божественного нектара. На вкус он оказался сладкой бормотухой , но пился легко и в голову шибал знатно.

— А давай по поводу начала бизнеса …как бы … нажремся? – предложил Эдик.

— А как бы … давай!

Санкт Петербургский Государственный Медицинский Университет имени Ивана Петровича Павлова на 2 месяца полностью выпал из реальности.
Пьяные в зюзю студенты шатались по аллеям, нетрезые преподаватели заплетающимся языком пытались читать лекции поддатым слушателям.

В аудиториях с утра стоял такой факел, что с портрета Николая Ивановича Пирогова в анатомическом корпусе начала осыпаться краска.

В студенческой столовой во время обеда произносились тосты и здравицы, а однажды все на полтора часа хором затянули «Ой то не вечер…»

В корридорах общежития номер три можно было найти убитых вьетнамских и индийских студентов спящих в обнимку с пустыми трехлитровыми банками из под мадеры.

Лично я был на грани безумия. За эти два месяца мне удалось попробовать следующее: окрошку с мадерой, инфузионный торт «Мадера», чай с мадерой, кофе с мадерой, мадеру вскипяченую в чайнике с лавровым листом и перцем – Глинтвейн «Гордость Дагестана», компот «Недетский» из мадеры с сухофруктами и другие опасные напитки.

Мадера рулила нашей жизнью. Мы стали мега-популярны. Неопытные симпатичные девушки, услышав предложение «Ну что, мадеры?» тут же бежали в аптеку за постинором , на обратом пути забегая в «военторг» за ажурными чулками. (Опытные девушки носили постинор и чулки с собой про запас. )

За мадеру можно было раздобыть все : курс лекций по нервным болезням , освободиться от физкультуры и сдать зачет по политологии. Ходили даже слухи, что на кафедре факультетской хирургии один хирург обрабатывал Мадерой операционное поле и больные от этого поправлялись быстрее.

Когда наша с Эдиком печень (а сложилось впечатление что она у нас одна на двоих) стала предательски подмигивать , покалывать и ныть , сама собой возникла мысль, что неплохо было бы начать… реализовывать Мадеру.

Но мадеры осталось мало. Наш бизнес потерпел фиаско. Мы взяли оставшиеся три банки Мадеры и , подавляя икоту, понесли ее реализовывать в ближайший ларек, в надежде купить хотя бы сигарет.

В ларьке на Чапаева сидели дагестанцы и шумно пили … нашу мадеру.

На вопрос , где они ее взяли, они дружно ответили что «какой то студэнт обменял двэ банки мадэр на две бутилка водки»

Эта новость окончательно подкосила нас. Нам тоже хотелось водки.

dix-medvedoux.livejournal.com/107000.html

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

...