Сделать мир лучше.

Далее со слов автора:

Сидят два студента на лекции. Спереди сидит девушка — ну просто супермодель. Один другому говорит:
— Если бы она мне дала и сказала, что бы я неделю не ел, я бы согласился.
— Да чё там неделю, я бы месяц не ел, — говорит другой.
Девушка услышала, поворачивается:
— Давай, — говорит.
Проходит месяц. Девушка заходит в комнату, скадывает халатик. Бледный студент с обалдевшими глазами подходит к ней медленно, сглатывая, трогает ее за грудь:
— Сиськи.. Беленькие, мягкие, теплые.. Как хлебушек..

Лучшая профессия в мире – это, разумеется, гинеколог. Много возни, конечно, но в конце-концов ты получаешь отдельного от роженицы свеженького, только с дерева ребенка, в этом и весь прикол. Если хочешь – можешь оперировать, хочешь – занимайся искусственным оплодотворением, в общем, работа классная, разнообразная, и обычно связана с хеппи-эндом.

Иногда бывает немного обидно. Некоторые клиентки не осознают, что пришли к человеку с лучшей профессией в мире. Они считают, что я робот, созданный для того, чтобы их обслуживать. Что я родилась для того, чтобы сделать мир лучше, а остальное мне до фени. Что у меня нет других желаний – я не хочу есть, спать, я не умею смеяться и плакать, я должна холодно и профессионально проверять беременных женщин. То есть – нет, не холодно, а с теплой улыбочкой. Не слишком большой, чтобы пациентка не подумала, что меня что-то смешит, когда она, к примеру, пукает во время вагинальной проверки. И не слишком серьезной – чтобы она не подумала, что меня тревожит что-то еще. Например – дикий голод..

Сижу я, значит, в поликлинике, с утра не емши, двадцать женщин просмотремши. И мысль у меня в голове одна – чего бы пожрать. А им пофиг. Каждый раз думаю – вот эту тетку проверю – и выйду поискать чего-то едообразного. Между прочим, съедобными становятся разные вещи, к которым я даже не притронулась бы год назад. Например, если с трехнедельной булочки соскрести ножиком плесень и смазать сливовым вареньем, получается очень даже ничего. Если повезет, иногда удается найти в холодильнике запылившийся огурец, припрятанный мышами на черный-пречерный день. Его нужно нарезать тонкими прозрачными колечками, чтобы на всех хватило, мой рекорд – пятьдесят. Размазываешь его по варенью – и полезно, и красиво. В общем, найти еду – это не проблема. Проблема в том, что до кухни еще нужно дойти.

Тетка выходит, я еще дописать про нее не успела, а в дверь ломится новая рожа. И говорит она не: «Доктор, я вам принесла салатик и бутербродик» (ну почему я не Якубович?), и даже не «Можно войти?». Она кричит: «Я тут уже два часа сижу, почему так медленно?». А за ней маячит другая любимая пациентка: «А я уже три часа, я только в туалет вышла, а она передо мной влезла!». А я, вместо того, чтобы сожрать хотя бы шоколадку в кармане, должна решать эти детсадовские разборки, и пойди разбери, кто из них раньше пришла.

Проверила обеих, выглянула за дверь – а там очередь сидит, длинная, как в мавзолей, только все пузатые. Заметили меня – и пошло волнообразное движение. Вон она! Она не занята! Кто следующая? Я! Нет, я! Доктор, я до нее пришла, вот, я даже пакет с запеченной курицей на стул положила, а она его сняла и сама села! Надо же, какие страсти. Вы же понимаете, что меня интересует – где, черт возьми, ваша курица? А вторая подозреваемая сидит и жрет из картонной коробки салат, пахнущий китайцами. Я стою, слушаю крики, киваю и делаю лицо царя Соломона, а под ложечкой сосет! И под вилочкой, и в желудке тоже. С трудом сдерживаюсь, чтобы коробку у нее из рук не вырвать и пару ложек не схавать. Но знаю – они не поймут. Обидеться могут.

Заходите, говорю, за занавеску и снимайте нижнюю часть одежды. И вот, пока она там шебуршится, можно пару кубиков дежурной шоколадки схапать. Доктор, а трусы снимать? Ням-ням, ну, конечно! Ну, если она в юбке, тогда с трудом успеваешь один, тоже ничего. А иногда они вспоминают, что им нужно в туалет. Это хорошо, тогда можно съесть минимум полплитки, главное — не подавиться. С другой стороны, это обычно напоминает тебе, что и ты с утра не была в туалете. И огуречный бутербродик, придавленный не до конца разжеванной плиткой, пытается уползти из желудка любым путем.Проверила пациентку, выглядываю. А вдруг там немного освободилось, и можно спринтом рвануть в туалет, они же пузами придавленные, пока встанут — хрен догнать. Ну, или ползком можно попытаться на крайний случай.
Ага. А там джунгли, женщина на женщине сидит, дети какие-то бегают и орут (кстати – чтобы понять, все ли в порядке с вашим будущим ребенком, гинекологу не нужно рассматривать все прошлое потомство, и соседей, и собак тоже). Вообще пациенткам намного лучше, чем врачам – и поесть можно, и туалет рядом, если долго посидеть – они начинают сдруживаться и рассказывать друг другу жуткие истории, как в пионерлагере, не хватает только вожатого и костра. Один из законов Мэрфи — через час совместного ожидания проблемы у пациенток размножаются и становятся общими. Пришла со схватками – выйдешь с кровотечением и жжением во время мочеиспускания. И, если вы думаете, что это облегчает нам работу – вы ошибаетесь. Хотя, какая мне разница, хоть запоры, хоть сопли по ночам, только покормите уже!

Следующую проверила. Ну, думаю, все же попытаюсь. Только один шаг по направлению к туалету – и очередь: «РРРРРР!». Знаете, как страшно? Рожи оскаливаются, животы колышутся, аж шоколадка в кармане растекается, Стивен Кинг отдыхает. Уписаться можно. Правда, не стоит, до туалета же не дойти, в этом-то и вся проблема.

Периодически везет – вбегает какая-то неопытная и просит: «Доктор, мне бы только рецептик». Ага. А мне бы только индюшку в сметанном соусе. И макароны с грибами. И тортик шоколадный, мммм.. Нет ничего страшнее беременной женщины, ожидающей своей очереди, которая думает, что кто-то пытается пролезть поперед ее. Начинается такой скандал, что можно сгонять в деловое место. Делать это нужно быстрыми шажками, двигаясь задом, с серьезной мордой «у меня есть одно важное научное дело». Иногда получается. А иногда все таки ловят, привязывают на палку и с дикими криками заносят в кабинет.
В общем, работа у нас веселая и разнообразная. Как будто живешь в сериале: «Последний герой». Проверка на выживание.

Пошла плакать.

Напоследок – парочку рекомендаций.
Когда вы приходите к врачу – возьмите с собой книгу, заодно спасете мир от глобального отупения. У меня есть десять минут на женщину, и иногда они затягиваются на одинадцать, или даже на двенадцать. Можно, конечно, заранее рассчитать, чтобы по двадцать минут, или по часу, но тогда ваша очередь будет через три месяца, до этого и родить можно.
Как-то одна акушерка сказала мне, что уровень Ай Кью можно рассчитать сразу, как только женщина залезает на кушетку. Если она делает это в обуви – отнимите двадцать баллов от среднего уровня. И делайте выводы сами.
Мы вас любим. Мы любим свою работу. Эти благие чувства не отменяют других, естественных, вроде голода или усталости. Если у меня болит зуб – простите, но я буду меньше улыбаться. Если вы сделаете что-то смешное – я честно постараюсь сдержаться, но не обещаю, что не расхохочусь.
Я знаю, что вам тяжело, пузо, отеки и другие звери. Я понимаю, что, когда начинаются преждевременные схватки – это страшно. Мне ясно, что мурашки в кистях рук, обычная во время беременности проблема, тоже могут очень напугать (Я мурашка! Бу! Бу! Простите, не удержалась, гы-гы-гы).. И что вы взволнованны, и устали, а дома ждут дети, собаки и «Не родись красивой». И вы хотите, чтобы вас приняли как можно быстрее, профессионально проверили и отпустили домой.
Поверьте, я стараюсь работать так эффективно, как могу, не смеяться и не грустить, не есть и не пить. Но я человек, такой же как и вы (а не мурашка, бу! Бу! Гы-гы-гы..), и не ходить в туалет десять часов – это очень трудно, я проверяла.

В общем, попытайтесь нас понять.
Мы стараемся.
Как мурашки, хи-хи.
Блябуду.
Приходите рожать. ))

Источник

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

...