BD vs. SM

Автор отжигает:

BDSM – вам знакома сия аббревиатура? Кто не слышал, узнает сейчас. Сия тема давно оседлана публикой с большим или меньшим сексуальным отклонением. Но я не стану распространяться о всяких извращенцах. Моя заметка о другом.
Вероятно, очень многим в жизни приходилось сталкиваться с легкими проявлениями BDSM. Но если посмотреть на советскую действительность, особенно сталинского периода, то BDSM – налицо, причем в самой жесткой форме. Я разсуждал, почему совковый BDSM не составляет конкуренции традиционному. Объяснение пришло само собой: BDSM (и вообще направление Fetish) в советском исполнении не обладает необходимой гламурностью, он – туалетного уровня, он – не игра, а образ жизни.
Из каких слов складывается BD? – “Bondage” и “Discipline”. Интересно, что в King James Version Священного Писания сии слова присутствуют. Так первое 40 раз, второе всего один раз. Хотя bondage переводится, как связывание или путы, в Библии оно почти всегда эквивалентно рабству, несвободе. На иврите оно – abodah и abdith, однокоренные с abda – тяжелым трудом, один раз – kabash, т.е. насильно заставлять работать, подчинять. В Септуагинте оно – в однокоренных словах с doulo – рабством. Занимательное понимание присутствует в русском тексте Книги Иова (36:10),- где в KJV значится: “He openeth also their ear to discpline…”, — в Синодальном переводе читаем: «И открывает их ухо для вразумления»… Мне кажется, что в слове вразумление содержится ключ к самому феномену BDSM.
Современные люди очень гордые, по-бесовски гордые. Совдепия начертала мелом на школьных досках «Мы – не рабы, рабы – немы» и сотворила всех рабами ВИЛа. Многие так никогда и не станут свободными, ибо рабство – их суть. Как сдерживать разнузданность? – Всеми способами. Если нет самоограничения, будут внешние рамки. Дисциплина, в смысле наказания, весьма необходима. Точно так же, в качестве вразумления, без связывания гордых не обойтись.
Меня никогда не связывали и не пороли. Пытались, конечно, но не получилось. Меня били, кромсали, почти убивали, но пут и плетей я не познал. Вероятно, и не надо, ибо я не люблю унижать достойных, а меня самого унизить уже нельзя. Многие люди не только гордые, но, одновременно, слабовольные. Так они самостоятельно не могут освободиться от страстей, их мучающих. Уже более 10 лет ко мне обращаются с одним и тем же прошением:
— Освободите меня от страсти!
Что я могу? – Почти ничего. Но кое-что в многовековом арсенале Церкви Христовой все же имеется. Для слабых гордых людей в качестве врачевания предписано бичевание (flagellatio). Древние Святые Отцы прямо указывают, что бесы навевают ложный стыд людям, кому предписана сия панацея, тогда, как Сам Спаситель претерпел 40 ударов. Протопоп Аввакум описывает в своем житии, как, сперва, держал в подполе, а потом выпорол молодуху, одержимую блудными страстями, и таким образом исцелившуюся. Если говорить о самом процессе, то он имеет свой стабильный обряд, так и называемый «Чин Бичевания». Одержимого приводят в учиненное место и трижды спрашивают о добром намерении. В знак добровольности трижды кидается розга, кою одержимый должен поднять и подать. Потом обуянного страстями кладут на какую-нибудь лавку, связывают спереди кисти рук, накрывают платом голову и обнажают спину и ягодицы. Во время чтения Покаянного Канона производится примерно 40 ударов – по оголенным местам. В конце читается молитва, а поротые места протираются св.водой. Раньше я порол прутьями, но грешные задницы оказались поистине каменными, и мои импровизированные розги разлетались в щепки. Долгожданное изменение произошло в 1999 г., когда группа благодарных казаков презентовала мне натуральную нагайку, кое тотчас пошла в дело, после изъятия груза, вшитого в ее окончание. Я заметил странную вещь: даже после плетки у людей почти никогда не возникало ни рубцов, ни кровоподтеков, хотя я иногда лупил со всего маху. Более того, мои наблюдения показали, что сама фактура тела у одержимых, как-то изменена, м.б. в сторону безчувственности. По идее, в самом бичевании должно происходить психо-физическое воздействие на уровне стыда и боли. Но одержимые весьма редко испытывали что-либо похожее на боль и стыд, в подлинном смысле сих слов. Но само бичевание вовсе не безполезно, ибо сие священное страдание тела неугодно демону, поселившемуся внутри него. Бес страдает, а когда выходит прочь, то чувствительность возвращается к человеку, а страсти пропадают. Приходит исцеление.

Продолжение под катом :-)Какие страсти? – В первую очередь, блудные, потом – пьянство, курение, наркотики. Самое редкое – гордость. Но я – не экстрасенс и денег не беру за сие деяние. Посему допускаю только тех, кого мне указал Сам Бог. Ибо как много явных мазохистов, желающих не покаяния и исцеления, а удовольствия, в столь странной форме. Многолетний опыт помогает определить намерение сразу – по облику, по разговору, по жестам. Однако, и у меня бывали эксцентрические истории. Неоднократно пьяницы рвали путы и с кулаками кидались на меня, но гораздо чаще блудные девки пытались принимать совсем иные позы, чем положено! – Не тут-то было: моя плетка возвращала всех на место и, в конце концов, успокаивала бесноватые организмы. Не более пяти случаев было с просочившимися мазохистами (точнее, мазохистками), коих пришлось просто выдворять, пинком под зад.
Бичевание отнимает очень много сил – и душевных, и физических. Свое состояние я мог бы охарактеризовать даже, не как усталость, а неким опустошением. Иногда, по окончании процесса, я падал без сил, а бывало, что засыпал, даже в полусидячем положении. Бичевание – примитивный экзорцизм, трудоемкий и не сильно действующий. Но я не имею харизмы заклинателя, отчего исполняю свой пастырский долг чрез доступное мне. Некая психо-механика мне понятна. Сакральное мучение туловища демон вынести не в состоянии, отчего выходит прочь. Так мне известен случай с одной бесноватой, к 23 годам проявлявшей уже эпилепсию и т.п. Она попала в автомобильную катастрофу и испытала почти клиническую смерть, после чего исцелилась. Ибо бес покинул ее тело, почти мертвое, т.к. демоны паразитируют только в живых организмах. Не исключаю также того, что само бичевание помогает человеку, как вид некоего «духовного массажа»,- омраченные мускулы возстанавливаются и начинается правильный кровоток внутри тела.
Меня неоднократно обвиняли в садизме, но то — лишь злоба внешних, ибо я совершенно чужд таких наклонностей. Еще более мне претит мазохизм, и ничего, даже отдаленно, похожего я никогда не обнаруживал ни в себе самом, ни в своих близких. Мой глаз не режет вид связанной униженной девушки, ведомой на поводке. Ибо учить покорности необходимо. Но лицезреть здоровенного мужика, пинаемого и погоняемого под узцы, я не могу. Мне противно: роли распределены неправильно. Многим в Москве известно о моей чудодейственной плети, и мазохистский beaumonde воздыхает по ней. Но – нет! – они не достойны моих усилий.
Участвовал ли я лично когда-либо в садо-мазохистских играх? – В прямом смысле – нет. Но bondage & discipline у меня юности просили некоторые девушки. Им нравилось, если я связывал их белоснежной бельевой веревкой и порол ремнем с пряжкой Гитлерюгенда. Бывало кое-что экстраординарное. Так, когда мне еще не исполнилось 14 лет, я пришел в гости к своему приятелю, жившему по соседству. Однако, дома его почему-то не оказалось, а дверь отворила его сестра, старшая на год. Она давно подлизывалась ко мне и плотоядно взирала на мое туловище. Я решил удалиться, но она упросила подождать брата в квартире. Согласившись, я не подумал о последствиях. А минут через 10 девица появилась предо мной, что-то держа за спиной. На ней был одет светлый фланелевый халатик. Одно движение тазом – и легкое одеяние распахнулось, а под ним ничего не обреталось.
— Я тебя хочу попросить…- напористо начала она.
— Нет, я не буду,- наотрез отказался я.- У меня есть девушка…
— Ты не понял,- обидчиво пролепетала она и вытащила из-за спины черный кожаный ремень.- Я – не про это. Ты меня свяжи покрепче и всыпь ремнем. Можешь попинать немного…
Манерничать я не стал, а скрутил девице руки, отхлестав ремнем и раза два чуть-чуть наподдав ногой. Ее сотряс оргазм. Я даже испугался – от неожиданности. И тут в дверь квартиры позвонили условным кодом. Девушка тотчас переполошилась:
— Это мама пришла! Ключи забыла! Быстрей развязывай меня!
Легко сказать, — трудно сделать. Я так хорошо ее связал, что никак не мог распутать кожаный узел. В конце концов, разрезал его кухонным ножом, и моя забавница упорхнула открывать входную дверь своей родительнице. Та, войдя, весьма подозрительно посмотрела на нас, очевидно подумав совсем не о том, чем в действительности мы занимались. Я вновь заспешил. Сестра приятеля проводила меня до лифта, где неожиданно кинулась на меня, задрав мою рубашку и поцеловав в пупок. Я не на шутку перепугался, полагая, что она хочет меня укусить. В общем, в сей семейке я старался появляться, как можно реже, и не оставаться наедине с юной мазохисткой.

Не менее забавное произошло со мной в 15 лет. В то прохладное лето со мной познакомилась одна весьма смазливая особа, моя ровесница, и просто не давала мне проходу, нежданно появляясь там, куда я прибывал по своим делам. Она была со странностями, с нескрываемыми странностями. Так сия девица постоянно пыталась прижаться к моему туловищу и потереться о него своими чувствительными частями тела. Я недоумевал, окружающие смеялись. Нередко она принимала весьма провокационные позы, садясь предо мной и вперяясь в меня взглядом, вероятно, восхотев, загипнотизировать. Если же я непроизвольно дотрагивался до нее, то она чуть ли не стонала от удовольствия. Однажды, в порыве неконтролируемой страсти, сия флаттеристка больно укусила меня в руку, почти до крови. В праведном негодовании я отбросил ее и несколько раз чувствительно надавал ей звонких пощечин.- Эффект получился прямо противоположным задуманному: девицу изогнуло в оргазмическом припадке, она, закатив глаза, стояла на коленях предо мной, разорвав на себе одежду. Подобное поведение было мне не знакомо; забоявшись, я бежал прочь. Но от нее так и не отделался еще в течении года. Не прошло и двух месяцев я прежнего происшествия, как случилось иное. Довелось мне покуролесить с веселой компанией моих приятелей,- и «бормотухи» выпили мы не много, и попроказничали не шибко. Домой мне ехать было поздно, и я с двумя спутниками очутился в квартире знакомых, где скоро заснул под звуки “Hell’s Bells”. А проснулся – в кошмаре, ибо ничего понять не мог, что же происходит. В густой тьме – ничего не видать. Ощущения же в нижних конечностях более, чем необъяснимые. К тому же в темноте присутствует еще кто-то. Нащупал кнопку торшера и нажал на нее. Моему взору открылась дивная картина: смазливая мазохистка, полуголая, самозабвенно лизала мои ступни, а потом, посапывая, принялась сосать большой палец правой ноги. Я непроизвольно, от нервного сокращения в икре, дернул ногой – и девица сомкнула челюсти. Взвыв от боли, я левой пяткой стукнул ей в лоб и, ковыляя, выбрался в соседнюю комнату. Мои приятели гоготали, ибо, как открылось, навязчивая девица незаметно проследила нас до двери квартиры!

Смешно? – Дальше еще смешнее! – Мне было 16 лет, не меньше. Я изучал узоры мастерской братьев Бенуа. Почти академическая среда. Всё тихо и спокойно. Запах масляных красок и свежих холстов. Дочка одного удачливого художника – хрупкая блондинка в большими глазами кокаинистки – весьма подружилась со мной, ибо до того ни с кем не могла поговорить о высоком и сокровенном. Никакой романтики, никаких чувств, никакого секса – только интеллектуальный взаимообмен. Одно время я довольно часто бывал у нее дома на Чистых прудах, там меня холили и лелеяли. Как-то осенним вечером я с ней сидел на кухне, пил душистый чай, ел шикарный торт. Вдруг она заявляет:
— У меня к тебе просьба: пописай на меня.
От такого, весьма непредвиденного, предложения у меня изо рта вывалился кусок торта, и я чуть не поперхнулся. Хотя я пребывал в крайнем недоумении, пересилив себя, все же вопросил:
— Как? Где? И – зачем?
— Ах,- всплеснула руками она, наливая свежего чаю.- Мне это надо! Залезем в ванну!
— Ладно,- согласился я, увидев, что она невменяема. – Иди. Я сейчас еще попью чайку — и приду. А то так не смогу – жидкости маловато.
Она послушно удалилась. Я, выпив целый чайник, посидел немного и отправился к ней. Девушка уже приготовилась, усевшись в огромной ванне – без тени улыбки, вся во внимании. Сняв с себя абсолютно всё, я исполнил ее эксцентрическую просьбу: минут 5 подряд поливал ее с головы до ног «золотым душем», доколе запас жидкости не изсяк.
— O’k? – смиренно поинтересовался я.
— Да,- довольно вздохнула она.- Как хорошо. Я ожила… А ты не сможешь и покакать на меня?
— Вот это – нет,- засмеялся я, выбираясь на кафельный пол.- Так, с налету, по заказу, не получится. Тут надо готовиться и выбирать момент.
— Жаль,- печально пролепетала она, сверля меня взором кокаинистки или чахоточной.- Спасибо. Ты такой хороший…
Исчерпываются ли на сем мои соприкосновения с мiром SM? – Увы, нет. Я еще неоднократно сталкивался со всевозможным разнообразием его. Но вышеприведенные три фрагмента особенно запали мне в память. Очень часто в SM ощущается сексуальный подтекст, в описанном мною, он также прослеживается. Однако, изредка его не видать. В таких случаях мы наблюдаем маньячество, прикровенное маньячество.
Мне отвратителен садо-мазохизм. Мне понятен Bondage & Discipline. Вероятно, последнее необходимо для людей с сожженными чувствительными операторами. И, вообще, боль – необходимый компонент бытия. Надо ощущать боль, иначе мираж него затопит ваше сознание, а комфорт погубит жизнь. Когда мы испытываем любовь, то ощущаем боль. Любовь и боль таинственно связано между собой. Без одного нет другого. Последнее подтверждает первое. Если боль отсутствует, значит, любовь – неподлинна, она – фантом. Но се – сладкая боль. А когда чувства исказились, то только путы и наказание пробудят искренность. Пусть у кого-то BD – только игра, сродни психотерапии. Для иных – путь возвращения к растраченной человечности. Душевная боль не тождественна физической, но сродни ей. Жизнь определяется болью.
Итак, BD versus SM. Я стою на древнем холме, поросшим лесом. Осенние листья шумят и облетают со всех сторон. На горизонте бледное сияние – от садо-мазохистских огней Москвы. В моей деснице испытанная плеть.
Что ж, для тех, кому в сердце Бог вложил силу,- будет блаженное бичевание. И путы будут, и наказание,- всё, что надо, будет. А вот садо-мазо не будет. Vae quibus iniquitatem faciunt!

http://ambrose-s.livejournal.com/30455.html

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

...