На Всемирной технической выставке царило оживление

Павильон термометров сверкал и переливался невероятным разнообразием приборов всех форм и расцветок.
Изящнейшие французские термометры с колбой в виде обнажённой женщины, крепенькие немецкие, которые солидно кряхтя, показывали температуру до тысячных долей градуса, японские – светящиеся, говорящие, и чуть ли не ползающие.
Стенд советской делегации интриговал своей загадочностью. С самого утра двое работяг, пыхтя и матерясь, разламывали огромный деревянный ящик, стоящий на постаменте. Ящик этот вчера с трудом довезли два электрокара.
Увешанный фотоаппаратами американский корреспондент решил побеседовать заранее.
— Не расскажете ли вы нашим читателям об особенностях вашего термометра? – обратился он к руководителю делегации.
Тот солидно откашлялся:
— Мы ничуть не сомневаемся в том, что наша разработка займёт призовое место. Крайняя её простота является её достоинством. Две имеющиеся градации…
— Простите, — невежливо перебил его корреспондент, — что значит две градации? Всего? А как определить температуру?
Благообразный профессор подхватил корреспондента под локоток и ласково зажурчал:
— Ну что вы такое говорите, батенька? Вот посудите сами: надо вам утречком идти в редакцию. Вам очень принципиально – пять градусов на улице или семь? Семь или девять? Вам ведь на самом деле это неважно. Вам просто нужно знать: холодно на улице или не очень…
— То есть, — уточнил корреспондент, — ваш термометр показывает: холодно на улице или очень холодно, так что ли?
— Ну, в принципе вы правы, — согласился профессор. – Он показывает, можно идти на работу или нет.
— Так кому же, чьёрт побьери, нужен такой прибор? Для кого он разработан?
— Для наших славных работников лесозаготавливающей промышленности, которые трудятся в условиях Крайнего Севера на благо Родины! – пафосно заявил профессор.
Корреспондент решил проявить бестактность и знание советских реалий:
— Это для заключённых, что ли?
— А у вас зато негров линчуют! – с пролетарской простотой выдал неопровержимый аргумент один из работяг. Фразу эту ему велели заучить в Первом отделе, и говорить всякий раз, когда не знаешь, что ответить на провокацию.
Подействовало.
— Давайте не будем о политике, — смутился корреспондент. – Так вы всё-таки расскажите, в чём заключается простота и гениальность вашей конструкции?
Ответом ему послужил грохот последних оторванных от ящика досок. Покрывало, укутывавшее агрегат, величаво сползло на пол.
В запаянном колпаке из бронестекла метровой толщины на бетонном постаменте гордо возвышалась бутылка водки.

P.S. Технический принцип работы понятен? Или объяснять надо?

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

...