Полководец, или Как делаются митинги

Самое интересное Смешные картинки и фотографии : Полководец, или Как делаются митинги О том, что "дух Майдана" продается и покупается, известно давно. Ни для кого не является секретом и то, что на любом из десятков митингов, ставших очень популярным средством высказать свое мнение, определенное количество участников получает деньги. Другое дело, что официально этого практически никто не подтверждал, и, уже тем более, не было случая, чтобы публично заявляли о себе люди, которые профессионально занимаются организацией массовки.

Традиция была неожиданно нарушена 23 ноября. На эту дату была назначена широко разрекламированная "Нашей Украиной" и БЮТ внеочередная сессия Киевсовета. Оппозиционеры намеревались отменить постановления мэра Леонида Черновецкого о повышении тарифов и продемонстрировать народный гнев в виде митинга. Тарифы не отменили, народ попытался прорвать милицейское оцепление, а Черновецкий несколько раз подчеркнул, что те, кто вышел на митинг, получили за это деньги.

Как выяснилось, мэр ошибся: денег никому не дали, и между заказчиками и исполнителями вышел серьезный конфликт. В этой связи нам выпала возможность побеседовать с Дмитрием Филимоновым, человеком, работой которого является координация работы "тысячников" во время проведения массовых акций.

— Дмитрий, расскажите, как работает система организации массовых мероприятий с вашей стороны.

— У нас есть неформальный кооператив, нечто вроде "профсоюза" из ограниченного числа тех, кто занимается этим бизнесом в Киеве и кто реально может вывести на улицу большое количество людей. То есть, говорят, что могут многие, но на самом деле нас всего лишь три-четыре десятка. Система такова: есть тысячники, у них есть сотники, у тех — десятники, и каждый отвечает за своих людей. Их авторитет зависит от того, как они держат свое слово, могут ли отстоять интересы подчиненных. Но деньги спускаются вниз по той же цепочке, от тысячника — к сотникам, и так далее. И от каждого конкретного случая зависит и то, кто как может обойти нижестоящих и больше денег оставить себе.- И на кого вы работаете?

— На кого работать не имеет абсолютно никакого значения. Мы сотрудничаем с разными политическими силами и были ситуации, когда одновременно несколько противоборствующих сторон обращались ко мне и моим партнерам с просьбой помочь в организации митингов. Тогда были массовые акции, в которых участвовало большое количество людей, кто-то один не мог потянуть весь объем. И тогда просто на пальцах выбрасывали, какой тысячник пойдет "направо", какой «налево», а кто будет представлять центристов. Такой метод заодно позволяет координировать цены: если удастся "подогреть" одного заказчика, второй тоже будет вынужден заплатить больше.

— А откуда берется разница в ценах у разных политических сил, когда говорят, что у тех-то платят больше, а у этих — меньше?

— В основном разница получается по той причине, что есть человек, отвечающий за проведение акции и человек, работающий с заказчиком. И, в зависимости от того, как он развел боссов, этот человек кладет себе в карман какую-то разницу. Стандартно рядовым участникам платится 8-11 гривен в человеко-час, заказчику называется около 15 гривен. Это по-божески.

— То есть, цинизм политиков привел к тому, что организован такой удачный бизнес-проект?

— Никто не говорит о цинизме. Есть потребность в том, чтобы проводить акции, есть люди, которые этим профессионально занимаются. Никого ведь не удивляет, что на ток-шоу есть люди, которые профессионально хлопают в ладоши, переходя из одной программы в другую. Этот бизнес существует давно, я знаю тех, кто занимается проведением массовых акций уже семь-восемь лет. Дмитрий Корчинский, например, давно работает в этой сфере и никого не стесняется, они разные акции проводили.

— Как вы подбираете людей, ведь есть акции разного уровня сложности? Бригады агитаторов, например.

— У нас есть низкооплачиваемые сотрудники, но можно предоставить более профессиональных людей для проведения, например, рейдерских акций или силовых. Я знаю, что есть расценки даже на какие-то физические акции. С агитаторами сложнее, но такие люди тоже существуют. Например, проводится митинг в несколько тысяч человек. А другой стороной нанимается сотня людей, которые рассеиваются по толпе, и распространяют слух, который в итоге должен привести к рассеиванию. Скажем, что участникам митинга не заплатят или что-то нехорошее произойдет.

Есть среди пожилых людей профессиональные "тусовщики". Баба Параска — это вершина "карьеры". Конечно, она это не воспринимает как карьеру, но под конец жизни она позирует перед камерами, любит участвовать в массовках, процессах. Есть такие же любители постоять, покричать, дернуть милиционера за ухо. Для людей это в какой-то мере социальная реализация, они так чувствуют свою значимость, во-первых, и, во-вторых, что-то зарабатывают. С таким контингентом чаще даже речь о заработке не идет, главное правильно провести беседу, выяснить, кто у них лидер общественного мнения, и он приведет людей за собой.

— А если к вам обратятся с просьбой организовать десять тысяч, сможете?

— Думаю, за неделю можно сделать.

— Вы принимали участие в последних событиях, связанных с проведением "антитарифной" сессии в Киевсовете и параллельным митингом?
Вместе с партнерами мы организовывали определенное количество людей для БЮТ и "Нашей Украины". Но вообще, в организации митинга участвовали все основные деятели нашего "профсоюза". Хороший бюджет на акцию. На мой взгляд, всего там было не больше пяти тысяч участников, просто правильно расставленных, из которых процентов 90% были организованы, остальные — зеваки.
Что я имею в виду под словом организованы: порядка 60% — это люди, которых привели за деньги, а еще порядка 30% — это члены районных партийных ячеек, штатные агитаторы, которых привели партии. Они не получают зарплаты, но у них есть амбиции и обязательства перед партией. Но с другой стороны, визуально для человека неподготовленного три тысячи не очень отличаются от пяти, пять тысяч — от восьми. Все зависит от плотности расстановки людей на площадке, от дистанции между ними.

— Почему произошел конфликт? Есть информация, что с вами не расплатились.

— "Кидают" довольно часто, это можно сделать разными способами. Например, урезать обещанную сумму. Здесь же произошла следующая ситуация: планировалась акция продолжительностью в шесть часов, но через 2-2,5 часа все резко начали расходиться. Часть людей, насколько я знаю, ушла по плану и в назначенное время, пошли колоннами на пересчет. После каждой акции, перед тем как расплатиться, происходит пересчет людей, на основании которого выдаются деньги. Это форма контроля, чтобы не было разговоров, что мы привели меньше людей.

Но главная причина того, что митинг закончился раньше — абсолютно точная информация о том, что в толпе рассеяно порядка 120-150 представителей Федерации боевого самбо, которую возглавляет брат Михаила Бродского. Они находились там для проведения силовой акции, штурма. Попытка прорваться в здание Киеврады, которая в новостях подавалась как возмущение людей цинизмом власти, тем, что мэр к ним даже не вышел, была сделана не бабушками и не дедушками. Там стояли люди, на лицах которых можно было прочитать их жизненный путь.

Поэтому большинство бригадиров приняли решение вывести своих людей. Это их репутация, их ответственность перед теми, к кому они обратятся в следующий раз. Если начинается силовая акция, — неважно начинают ее твои соратники или противники, — опознавательные знаки уже не имеют значения, получают все. Ведь кто в акции участвовал? Это мальчики и девочки, которых мобилизовали по общежитиям, которые прогуляли пары. Для них 40-50 гривен — это нормально, чтобы посидеть, поболтать, выпить пивка.

— То есть о силовой акции договора не было?

— Не было. Хорошо, что нашлись порядочные люди, сообщили, и мы ушли. Естественно, возник конфликт. Рынок-то у нас специфический, договоров нет и прописать все нюансы возможного развития событий нельзя, тут уже как стороны между собой договорятся. Как поступать в такой ситуации? Уведя людей с силовой акции, о которой не договаривались, человек правильно поступил? Есть с ними смысл рассчитываться или нет?

Я думаю, если говорят, что студенты выходят на акцию, чтобы постоять, помахать флагами, покричать, показать массовку — так и должно быть. Если выводят людей на какую-то драку, надо предупреждать, чтобы было меньше девочек, больше мальчиков, больше тех, кто психологически готов расставить локти, лечь на асфальт и выползать оттуда. Наш человек поступил порядочно. В данном случае отказ рассчитаться с нашими людьми был воспринят как "кидок».

— И поэтому вы пошли на контакт с прессой?

— Решали мы вместе, Дмитрий Задорожный, я и еще пару человек из нашего "профсоюза". Другое дело, что решился идти к журналистам сначала — только Дима… Да дело даже не в деньгах, такое уже бывало, дело в циничности, в пренебрежении к людям. А у нас — ответственность перед каждым. В общем, кто как мог, организовали прессу, Дима рассказывает и вдруг, возникает агрессивный молодой человек по имени Юрий Миронов, депутат Дарницкого райсовета от Блока Юлии Тимошенко. Он начал размахивать руками и кричать, что это все дезинформация, грязные провокации, и, самое смешное, — говорит перед камерами, дословно — мы с вами за все рассчитались, а если не хватило — приводи завтра людей, мы рассчитаемся. Правда, этого телеканалы не показали.

Задорожный попросил подтвердить слова, и тогда Миронов позвонил Сергею Хоменко — это человек, которого все боятся, неформальный лидер "Молодой Батькивщины", близкий к Михаилу Бродскому, ответственный за оплату таких мероприятий. Тот якобы тоже сказал, что это провокация, но включить телефон на громкую связь Миронов отказался. Задорожный продолжал стоять на своем. Но главная проблема состоит в том, что у него полгода назад уже был конфликт с Хоменко из-за 20 тысяч гривен. Они выезжали для разговора в лес и все прочее. И, по словам Димы, вчера, после инцидента у Киеврады Хоменко звонил и угрожал ему, поэтому пришлось ехать в Днепровское РОВД писать заявление.

Ночь прошла очень нервно, Дмитрий постоянно мне перезванивал, мы собирались утром встретиться и поговорить. Но утром он не вышел на связь, оба мобильных телефона отключены. Где он находится сейчас — непонятно. Мы его ищем.

— И что дальше?

— Ребята поехали к нему домой, звонят родственникам, мы пойдем в милицию, будем говорить с Сергеем Хоменко. То, что с нами не рассчитались — это второстепенное. Главное, что мы хотим сказать: мы против любого кровопролития. Мы хотим, чтобы этот рынок был цивилизованным. А о том, что случилось, я надеюсь, Дима сам расскажет, когда найдется.
Уже после завершения интервью Филимонов сообщил о том, что его коллега нашелся … в России. После угроз о физической расправе, заказчики "сменили гнев на милость" и предлагали "очень интересную суму денег" за пресс-конференцию, на которой Дима должен был бы обвинить их коллег из другого лагеря, но Дима отключил телефоны и теперь прячется, пока конфликт не уляжется…

Мда, кому война, а кому мамка родная…

podrobnosti.ua/analytics/2006/11/27/371426.html

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Комментариев нет

  1. Аноним:

    О том, что "публикации на сайтах" продается и покупается, известно давно. Ни для кого не является секретом и то, что на любом из десятков сайтов, ставших очень популярным средством высказать свое мнение,за определенное количество публикаций получает деньги

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

...