День начинался хорошо… продолжение

-Не подходи! Умоляю! Стой там, а то спрыгну!!! – Ольга чуть качнулась, и парень испуганно замер.
-Зачем? Глупенькая, зачем?
-Да потому что вы все – козлы! Вас только одно интересует! – Закипели непрошенные слезы.
-Бывают приятные исключения! Я, например! – улыбнулся парень.
-Да пошел ты! Тоже мне, исключение! Мистер Конгениальность!
-Я очень прошу тебя – дай мне руку, давай поговорим! Клянусь тебе, я убью любого, кто тебя обидел!
-Так сразу? – насмешливо спросила она, вытирая слезы. – Да ты-то что в этом понимаешь? Убийца…
Она снова качнулась…и соскользнула с перил.

Я вскрикнул вместе с ней. И подсознательным движением выбросил руку в сторону. И зацепился за нижний край перила.

Сергей метнулся с бешеной скоростью, падая на живот. И в последний момент вцепился в тонкое запястье…
Ольга зашипела от боли, но в следующий миг ей стало страшно. Вот дура! Что ж я делаю?!
Сергей, побелев от напряжения, и, матерясь на чем свет стоит, пытался удержать Ольгу. Она висела безвольно, не пытаясь ему помочь, только глядела снизу огромными глазищами. Она плакала, потом, вяло поддавшись его напряжению, вцепилась другой рукой в стойку, держащую пол…
-Девушка…миленькая…не отпускай руку…прошу…умоляю…что ж ты…делаешь… — Он пытался подтянуть ее, но застывшая от напряжения рука поддавалась плохо.
Я пытался помочь. Мысленно приказывая телу реагировать на мои команды. Но почему-то плохо получалось…
И очень обрадовался, когда по моей воле рука вцепилась в стойку пола.
Вот теперь я точно не поддамся.

Через десять минут они оба лежали на полу площадки, он – тяжело дыша, она – всхлипывая и прижимаясь к нему.
Сергей молча гладил ее по голове, как маленькую, потом, осторожно выпростав руку, оперся на локоть и тихо спросил:
-А теперь ты можешь сказать — в чем дело?
Она разревелась, прямо как в детстве… Из ее бессвязных всхлипываний он понял только одно – беременна, а отец – последняя сволочь, и отказался от нее и ребенка.
-Дурочка, глупенькая… — гладил ее по голове Сергей, улыбнулся. – Зачем ты так? Ну подумаешь – предложил аборт сделать! А ты не делай!
-Что? – сквозь слезы спросила она, недоумевая.
-Не делай, говорю! – улыбнулся он. – Я тебе помогу, рожай, а если родители начнут докучать – представишь меня как своего парня. – Он вдруг смутился. – Если захочешь, конечно…

Прямо сериал какой-то, ошарашено подумал я. Только в сериале не бывает так страшно, особенно на такой высоте…

-Меня Ольга зовут… – Она вдруг улыбнулась, но тут же сморщилась от резкой головной боли, ткнувшей чем-то острым по вискам…

Зато меня просто скрючило от боли…все побелело и пошел цветной снег.

*******

-А что, очень даже неплохо вышло. – Он крутил маленькую деревянную палочку, и ногтем мизинца нарезал на ней какие-то узоры… — Ты спас бывшую подружку, своего неродившегося ребенка. Хороший финал!
-А? Что? – Боль еще не отпустила, и пытался думать сосредоточиться.
-Спас, говорю, подружку спас.
-Она не подружка мне…Ох, ну и дурак же я был!
-Это точно! Еще какой дурак.
-А ты все-таки сволочь! Почему ты это сделал? Чтоб добить меня?! Ты добился своей цели – я унижен, потрясен, раздавлен. Что тебе еще надо?!
-Мне? Ничего. — Он придирчиво осмотрел свою работу и протянул палочку мне.
-Что это?
-Твоя линия Судьбы на Древе Жизни. Красиво, правда?
Очень изящная линия, оплетавшая палочку, причудливо изгибалась, то сворачиваясь кольцами, то резко распрямляясь, уходила куда-то… А в конце был цветок, изображенный в форме огня свечи.
-А это что? – спросил я, ткнув в цветок.
-А это, человек, конец твоей жизни. Яркий и короткий.
Я посмотрел на него, но не увидел обычной насмешки.
-Ты имеешь в виду тот полет с балкончика нашего офиса?
-Нет, что ты! Ты спас девушку.
-И что? – Я еще не понял.
-Как что? – удивился Он. – Ты изменил Линии Жизни, понимаешь? Ты ее спас, ты спас ребенка, а она должна была умереть. Но жива. И благополучно выходит замуж, за своего спасителя. Ты же великий знаток женских душ, сам же хвастался девушкам, забыл? Так вот, благородство все же ценится выше, чем предательство, если помнишь.
-С каких это пор ты стал таким добрым? – И снова меня разбирала злость на Него, перемешанная с обидой.
-А кто говорил, что я – злой? Я поступаю с вами сообразно вашим поступкам, а вы отвечаете мне неприязнью, за что мне-то это все?
-Так что будет, если изменились Линии? Все, что было – не сбудется?
-Да, но с тобой. Остальных это не затронет.
-Ты хочешь сказать, что ты меня отпустишь?!
-Ты хочешь этого?
-Очень! – На этот раз я говорил искренне.
-Ну…ладно.
-Только в моем теле!! – выкрикнул я.
-Ты точно этого хочешь? Изменить снова Линии нельзя! – Он насупился и посмотрел мне в глаза. Как кислоты плеснул…
-И не надо! Я приму этот мир, таким как есть!
-Хм…и все же ты странный… Жить хочешь? Ладно, человек, отпускаю тебя. Иди. Ибо нет сильнее силы, чем воля человека к жизни. Все бы были такие…
-А если я умру – я к тебе попаду?
-Смотря как закончишь свои дни на земле.
-Спасибо! Прощай!
-Прощай, человек. Ты выбрал путь. Иди!!!
Щелчок. Огонь. Ночь. Покой. И звезды…

*******

День начинался хорошо.
На работу я пришла раньше всех, вопреки предсказаниям секретарши Танечки, хорошенькой пышногрудой брюнеточки. Она улыбнулась, и снова уткнулась в свой компьютер.
Я уселась за свое рабочее место и включила свой компьютер. Тот тихо загудел, загружаясь, а я пока что занялась приятным времяпровождением – разглядыванием парня с потрясающей внешностью, работавшего за стойкой напротив. Высокий, красивый, как бог, он постоянно поглядывал в мою сторону, а я делала вид, что безумно занята. Работала, как пулемет, быстро и точно, поэтому все клиенты стремились попасть ко мне. Естественно, наши «старички» бросали на меня косые взгляды. А вот мне было просто наплевать…
А еще я ломала голову, как пригласить его на свидание. А что? Он молодой, симпатичный, отлично зарабатывает, насколько я знаю, своя квартира. Ни от кого не зависим, не пьёт, курит, правда, но ведь это не порок, верно?
Черт! Я боялась признаться сама себе, что просто чертовски влюблена в него…
Мысленно махнув рукой, и пообещав себе, что на обеденном перерыве обязательно с ним поговорю, я погрузилась с головой в работу, заканчивая то, что не успела вчера. Когда подошло время обеда, я глубоко вздохнула и тихо подошла к нему сзади:
-Алекс, ну что? Ты обедать идешь?
Он медленно повернулся, и меня рассмешили его ошарашенные глаза.
Я сегодня утром долго готовилась, и теперь стояла перед ним во всей своей красе, в своем классном джинсовом костюмчике и джинсах в обтяжку, покачиваясь на каблуках, с копной рыжих волос, вся такая загадочно-неприступная…
-Что молчишь как истукан? Или мне написать это тебе на бумажке? – повторила я, улыбнувшись.
-А…нет…то есть да, иду! – Я мысленно возликовала! Нет, сегодня явно мой день!

Наша корпорация располагалась на сто шестом этаже самого высокого небоскреба города, построенного одним сумасшедшим миллиардером, и носящем теперь его имя. Для удобства сотрудников, начальство решило разместить столовую комнату, или как мы ее называли между собой, «Забегаловка в Поднебесье», прямо тут же, на нашем этаже, только в другом крыле. Из окон открывался просто великолепный вид сверху, окна были сделаны от пола до потолка, поэтому не оставляло ощущение полета над городом…
Я шла впереди него, стараясь не слишком броско вилять бедрами, так, чуточку. Нет, я не была девственницей, при моем неплохом социальном положении многие красавчики готовы были просто отдать свою жизнь, лишь бы я встречалась с ними… Но, как правило, все ограничивалось одной — двумя встречами, сексом, и клятвами любви.
Мы вошли в «Забегаловку», и я отметила, что возле окна есть еще свободные места.
-Ты иди туда, — указал Алекс на один из столиков. – А я закажу что-нибудь нам. Что будешь?
-Мне, пожалуйста, закажи чашку кофе, черного, с молоком, но без сахара, вегетарианский сэндвич, и пару тостиков с джемом. – Я чарующе ему улыбнулась, и пошла к столику.
Он вернулся немного сердитый. Я видела, как он о чем-то поспорил у стойки с барменом Славиком, но спрашивать не стала. Прикурила сигарету, положила ее в пепельницу…
-О чем задумалась? – наигранно весело спросил он, присаживаясь напротив.
-Да так… — окинула я его взглядом. – О разном. Вот скажи мне, Алекс…
-Что тебе сказать? – Он тоже достал сигарету.
-А ты бы смог предать человека? – пристально посмотрела я ему в глаза.
-Ариэла, тебя что, кто-то обидел? – в упор спросил Алекс.
-Нет…нет. – Я не отрывала взгляд. – Я просто спрашиваю твое мнение.
-Предать? Хм… — Он сделал крайне задумчивое лицо. – Нет, думаю, что нет. Особенно близких и родных!
-А вдруг сможешь? Это ведь так легко – взять и предать»! – Я по-прежнему не отрывала взгляд. А в душе кипела буря. Вот идиотка, а? На кой черт завела этот разговор?!
Или просто устала от назойливых ухажеров и решила теперь проверить этого?
-Не знаю, ты спросила, я ответил. И вообще, мы сюда обедать пришли или преданности говорить? – попытался Алекс перевести разговор.
-Обедать. – Я откинулась на стуле, и снова посмотрела в окно. – А ты бы смог предать любимого человека?
-Опять – двадцать пять! – воскликнул он. – Нет, конечно!
-А пожертвовать ради него всем смог бы?
Ох, неужели я стала такой занудой?!
-Смотря чем и ради кого! – отрезал он, приступая к еде, принесенной официанткой, и услужливо расставившей все на нашем столике.
-А ради меня смог бы? – прищурилась я, не притрагиваясь к еде. Меня уже понесло…
-Может быть и да, а может быть и нет! Я с тобой еще не настолько знаком. Ты есть будешь? Или что?
-Нет, перехотелось.
Он швырнул вилку и поднялся:
-Мне тоже. –Он вынул из кармана купюру, бросил на столик и ушел. – Счастливо!
Дура, тоже мне философ! Ищи себе другого, который твои сопли будет слушать!
Я чуть не зарычала от злости. Ну что меня тянет на всякую ерунду…
Сильный взрыв заставил подпрыгнуть на стуле, и в следующую секунду меня швырнуло на пол мощнейшим ударом. Уже на полу, ничего не понимая, оглохший и ослепший, я увидел вдруг вздыбившийся пол, реку огня из пролома, людей, попавших под удар, горящих, кричащих от ужаса и боли…
Что это?!
Секундой позже противно взвыла сигнализация пожарной тревоги, но не сработала почему-то система пожаротушения. Удушливый черный дым пополз по «Забегаловке», заставив закашляться. Там, где была стойка бара, зияла огромная дыра в полу, горели цветные панно, украшавшие стены, люди лежали, разбросанные взрывом, разметавшись в разных позах…Я поползла к выходу, ощущая руками горячий пол, осколки стекла. Страх лизнул душу, заставив не обращать внимание на боль и на крики раненых. Выбраться отсюда, только бы выбраться…
От стеклянной входной двери осталась только рама с огрызками стекла. От взрыва она слетела с петель, как будто их и не было, и лежала на полу.
Я вгляделась в коридор, но кроме длинного коридора, объятого пламенем, больше ничего не увидела. Сдернув почерневшую от копоти рубашку, я замотала пол-лица, медленно поднялась, и пошла по коридору…
Языки огня плясали как живые в безумном танце, то бросаясь на стены, то переплетаясь между собой, то вдруг метаясь в мою сторону.
Пройдя полкоридора, я вдруг с ужасом сообразила, что пройти дальше не смогу. Я судорожно глотнула раскаленный воздух, обернулся. Назад тоже нет дороги. Там где я прошла, клокотали клубы огня, вырывающегося из-под пола.
«Ариэла…»
Сначала я подумал, что у меня галлюцинации.
«Ариэла…»
Полушепот – полухрип раздался откуда-то сбоку. Я как-то вспомнила, что там находилась небольшая комната, метра полтора на полтора, выполнявшая функции чуланчика, но у комнатки было неоспоримое достоинство – из нее был выход на крохотный балкончик, почти под самой крышей, с металлическими перилами и с потрясающим видом на море. Закрывала комнатку небольшая металлическая дверка, теперь этой дверки не было. Выбитая, скорее всего взрывной волной, она валялась искореженная и смятая в углу комнаты, до половины закрывая вход на балкончик.
А посреди комнаты сидел кто-то или что-то.
Обгоревший…
И протягивал мне руку, с почти обугленными пальцами…
«Ариэла…»
Мне не приходилось видеть почти сгоревшего человека, кто бы еще мог так двигаться после таких ожогов. Я медленно попятилась, но огонь сзади вдруг ударил в спину. Волей-неволей, но я шагнула в комнату. И уперся в руку. И стиснула зубы.
-Ариэла…помоги мне… — Пусть лицо почти полностью сгорело, но голос остался прежним.
Алекс…
-Ты только не волнуйся! – Я пыталась говорить убедительно, но получился лишь хрип. Пытался не касаться руки.– Скорее всего спасатели уже по пути сюда!
Я медленно пятилась на балкончик.
И вдруг поняла, что это может стать моим шансом – крохотная площадка, зато на свежем воздухе, на которой можно будет укрыться от огня. Как будто в подтверждение, огонь ударился об входной косяк, заставив зажмуриться.
Алекс каким-то непостижимым образом развернулся в мою сторону, опять протянул мне руку, сдавленным сиплым голосом вытягивая слова:
-Ариэла…не бросай меня…тут…Ариэла…помоги…мне больно…
Я схватился за перила и выглянул с балкончика. Внизу толпились люди, но пожарных машин все еще не было. Сколько уже времени прошло? Пять минут? Сорок? Час?
-Ариэла…помоги…я не могу выйти…мне больно… — Живой труп тщетно пытался пролезть сквозь щель между разбитой дверью и стеной.
Я заплакала. Я не знала, что еще можно сделать. Я только знала, что я умру от разрыва сердца, если Алекс тоже будет на балкончике. И я еще знала, что на балкончике есть место только для одного…
Его глаза, вдруг неожиданно живые для человека в его состоянии, продолжали смотреть на меня. Меня затрясло.
-Ариэла…я не прошу много…дай мне… только уйти…только…уйти… — Он уже не говорил, а выплевывал слова, со свистом втягивая воздух, становившийся все горячее.
Я не могла решиться.
А куда тогда я уйду? Она может только сидеть, а на балкончике даже стоять толком негде было, но все же возможно. Для одного…
Я с тоской посмотрела в коридор, где пламя бушевало как ураган. Назад точно дороги нет. А вперед – сто шесть этажей до земли.
Думать уже не хотелось. Хотелось только жить, только ради себя. А он… Он уже не жилец. Но и решиться на откровенное убийство я тоже не могла, оставив его в комнатушке.
-Ариэла…дай мне руку! – неожиданно окрепшим голосом произнес Алекс.
Я машинально протянула руку, и чуть не закричала, когда почувствовала его руку, горячую и влажную. Но вдруг такую крепкую. Он рывком втянулся к моим ногам, обхватив их другой рукой:
-Ариэла…мы тут не выживем вдвоем…
-Я уже поняла! – стиснув зубы, ответила я.
-Один…дол…жен…уйти…
-Кто? – спросила я. – Не думаешь ли ты, что я должна?
Во мне неожиданно проснулась ярость. Он почти мертв, но ставит мне условия?!
-А…ты…сможешь это…сделать… — Это прозвучало скорее утвердительно, чем вопросительно.
-Я?! А не много ли просишь, красавчик? – Я рывком поднялась на ноги, качнувшись от того, что Алекс не отпустил меня, и получилось, что он тоже приподнялся наполовину от пола.
И снова страх.
И снова ощущения чего-то мерзко грязного, сгоревшего и влажного.
-Ариэла…помоги мне…встать… — Но у меня едва хватало сил смотреть на него. Зажмурившись, я схватила его поперек туловища, и рывком поставила на ноги.
-Скажи мне… — Он стоял, уцепившись в меня. — …ты ведь любила…ме-ня?.. Я…все видел…чувствовал…
Я закрыла глаза.
Любила. Но не этот полутруп, а Алекса, красавца — парня.
-Ясно…а я…я…думал…что это правда…любила… — Ухмылка у него не получилась, я скорее почувствовала, чем увидел его усмешку. — …что ж…пусть тебе…Бог…будет…судья…
-Да хоть сам дьявол! – Я открыла глаза. – Что тебе от меня надо?
-Мне?.. Я…тоже человек..и…хочу…жить…
-А я тут при чем? – вскипела я.
-Вы…вытащи меня…на балкон…
-Нет! – Я сама удивилась резкой интонации в своем голосе.
Но жить хотелось сильнее…
Я качнулась, резко толкнув его в грудь, и он опрокинулся через перила. Я замерла от ужаса. Черное тело стремительно летело вниз, уменьшаясь в размерах, и со всего разгону ударило по толпе, по людям внизу. Я смотрела вниз, и где-то в душе росло облегчение, что никто не был свидетелем. Любовь любовью, но в экстремальной ситуации приходилось выживать, а не разводить сюсюканья…
Раздался треск. Я обернулась, и пламя ударило меня в лицо. Я отшатнулась, балансируя на маленьком кусочке железа, пытаясь схватиться руками за перильца. Все же удержалась…
И вскрикнула.
В проеме двери стоял человек в пожарной куртке и противогазной маске, потом подскочил ко мне, быстро ощупал, что-то неразборчиво прокричал и протянул мне такую же маску как у него. Я торопливо натянула ее на лицо, нисколько не заботясь, как я при этом выгляжу.
Бросила последний взгляд вниз. Толпа стала больше, но тело Алекса не было видно, скорее всего уже забрали машины «Скорой помощи».
Сожаления? Да нет… Я его почти не знала. Ну да, влюблена. Была.
А так, просто бы глупо погибла. Счастье, что пожарники приехали быстро. Я закрыла глаза, когда пожарный схватил меня за руку и просто поволок за собой.
Через два этажа ниже он бросил меня в руки медиков-спасателей. Меня тут же положили на каталку, несмотря на мои сопротивления, вкатили в лифт и повезли вниз. Там уже набросились другие медики, мне кольнули укол и нацепили кислородную маску…
Успокоение медленно начинало наваливаться на меня…
Жива…

http://monk.kiev.ua/forum/viewtopic.php?p=170587

Комментарии через Facebook

Читайте также:

Комментариев нет

  1. Аноним:

    В звезду напильники, печетай как есть. В мемориз…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

...